Забава шестая второго дня Голубка. Ключ от гроба хранится у дяди покойницы, так как мать девочки умирает от горя. Заглянув в заброшенный домик, он нашёл там прекрасную троицу. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Забава четвертая четвертого дня Дракон.

Добавил: Gogrel
Размер: 29.35 Mb
Скачали: 66189
Формат: ZIP архив

Перевод с итальянского и вступительная статья Петра Епифанова. Миллиарды детей и взрослых на всех пяти континентах помнят сказки про Золушку, Кота в сапогах, Спящую красавицу. Преодолевая века, расстояния, политические и языковые границы, они давно стали такой же неотъемлемой частью общечеловеческой культуры, как поэмы Гомера и Данте, драмы Шекспира или проза Достоевского.

На ее титульном листе стояло имя автора: Джан Алессио Аббатутис, а в предисловии пояснялось, что книга написана кавалером Джамбаттиста Базиле, недавно умершим, издается заботами его сестры и посвящается покровителю покойного сиятельному Галеаццо Пинелли, герцогу Спазок. Но уже с первой страницы читателю становится понятно, что детям этот текст давать не следует, а лучше, наоборот, запрятать его от них подальше Да и неаполитанские бабушки не по книге, а по памяти собственного детства, пересказывая внукам эти сказки, не повторяют их буквально.

Книга, конечно, предназначена была для взрослых. Она встречает нас речью, пересыпанной уличными присловьями, отчаянной бранью, жаргоном казармы и игорного дома, сочными шутками на тему виселицы Речь Базиле нередко заставляет вспомнить Рабле; но приемы Рабле используются отнюдь не по-раблезиански. У Базиле незамысловатые и, вероятно, древние, уходящие в глубокую архаику, фабулы сказок, поревод двигателем которых является магическое чудо, вплетены в реальную жизнь его времени, всегда конкретную, осязаемую Будучи зрителем сказочного действа, ты ни на минуту не забываешь, что остаешься в мире, каков он.

Стена | ВКонтакте

В мире горя и зла, где всегда, однако, есть место для благородства, надежды и радости. Причем вся эта картина реальной жизни выстраивается как бы невзначай, из мелких деталей, сравнений, характеристик, обмолвок. Джамбаттиста Базиле родился в одном из предместий Неаполя около года мнения расходятся в диапазоне от го до го.

Фамилия Базилераспространенная на юге Италии и поныне, — одна из весьма древних, греческого происхождения. Надо полагать, предки писателя перевдо здесь еще в те далекие-предалекие времена, когда Неаполь был греческим полисом, а сами земли Юга Италии назывались Великой Грецией [2]. Имена родителей Базиле до нас не дошли, о его детстве и юности мы вовсе ничего не знаем.

Богатством семья, судя по всему, не отличалась, зато талантов и пассионарности ей было не занимать.

У Джамбаттиста было семь братьев и сестер; брат Лелио стал музыкантом и композитором, а три сестры — известными певицами. В году Джамбаттиста поступил наемным солдатом в войско Венецианской республики.

Судя по его более поздней карьере, Базиле был человеком практичным и цепким; вероятно, в Неаполе, находившемся тогда под испанским господством, попытки устроить свою жизнь ему не удавались, поэтому и пришлось искать доли на чужой стороне. Около пяти лет Базиле служит в гарнизоне венецианской колонии на Крите, участвуя в обороне острова от турецких нападений.

Здесь появляются на свет его первые поэтические опыты. Находясь вдали от Неаполя, он, тем не менее, сочиняет стихи не только на итальянском, но и на неаполитанском языке, ведя на нем стихотворную переписку со своим другом, поэтом Джулио Чезаре Кортезе — одним из горячих ревнителей родного диалекта.

В году Базиле возвращается в Неаполь и обзаводится семьей.

Сказка: Кошка-Золушка, автор Джамбаттиста Базиле — Лабиринты города Я

Начинается долгий период служения при дворах герцогов и князей юга Италии. Отныне и почти до самой смерти Базиле будет заниматься устройством театральных представлений, поэтических вечеров, концертов, маскарадов, совмещая это с секретарскими обязанностями.

Маринофизик и алхимик Дж. Капаччо и ряд другихно и просвещенные испанские аристократы и чиновники; среди них — поэт Франсиско Кеведослуживший секретарем у вице-короля. В первой половине Перевоод века в Неаполе трудилась целая плеяда поэтов, драматургов, прозаиков, объединенных общим желанием сделать крупнейший город Италии ее литературным центром, подняв неаполитанский диалект до уровня полноценного и самостоятельного литературного языка, способного стать альтернативой тосканскому диалекту в общенациональном масштабе.

Но после Данте развитие национальной книжности шло именно на тосканской основе. Итальянский читатель уже не первый век был привычен к тосканскому диалекту; многие поэты и писатели Юга — в их числе великий Торквато Тассо — давно писали на. Богатой и развитой литературе на неаполитанском диалекте так и не суждено было выйти за пределы вице-королевства. Впрочем, волнующая и противоречивая история борьбы как за литературный неаполитанский язык, так в целом за культурную самобытность Юга, продолжается и поныне.

  ШАХОВ МАКСИМ АНАТОЛЬЕВИЧ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Надо отметить, что наиболее плодотворным для Базиле было сотрудничество не с собратьями-поэтами, а с родной сестрой Андреаной. Пока брат вел суровую жизнь солдата, младшая сестра, благодаря не только голосу и артистическому таланту, но и красоте, стала одной из знаменитейших певиц Италии.

В течение десяти лет она состояла при дворе герцога Мантуиодновременно имея множество почитателей и поклонников среди знатных персон и людей творчества. Помощь сестры имела для Джамбаттиста неоценимое значение. Благодаря ее протекции он смог впервые проявить себя в качестве постановщика и сценариста в придворном театре герцога Луиджи Карафаодного из влиятельнейших неаполитанских нобилей. С ее же помощью стихотворные сборники Базиле не раз выходили в типографиях Мантуи. В свою очередь, поэт писал тексты многих мадригалов и арий, с которыми выступала Андреанаи сценарии для театральных постановок с ее участием.

Джамбаттиста Базиле: Сказка сказок или Забава для малых ребят

Наконец, в году Андреана помогла брату приблизиться к испанскому наместнику в Неаполе. К тому времени Базиле и сам занимал не самое свазок положение в местной иерархии — от лица князей Караччоло еще одна знатная неаполитанская фамилия он управлял округом Авеллиноно теперь получил и доступ к самой вершине Олимпа вице-королевства, сакзок половину итальянских земель. В последние годы жизни Базиле был связан дружбой с молодым герцогом Пьлный Пинеллине чуждым литературных увлечений.

Почитая Базиле как одного из лучших поэтов юга Италии, герцог назначил его на должность управителя Джульяно. Это могло бы обеспечить Базиле безбедную старость, но 23 февраля года он умер во время жестокой эпидемии гриппа. В рукописях остались скпзок произведения, которым суждено было составить его славу у потомства: Подготовку текстов к печати и другие хлопоты поиск средств, контракты с типографами взяла на себя Андреанапосмертно оказав брату, может быть, самую главную услугу.

Уже в XVII веке стали появляться его французские переводы. В Германии в начале XIX века Якоб Гримм, кроме написанных вместе с братом переработок для детей, выполнил и точный перевод книги для взрослых, тоже имевший большой успех.

Минимум четыре раза сборник был переведен на английский. Однако на литературном итальянском он впервые вышел в полном составе только в году благодаря трудам виднейшего историка, философа и литературоведа Бенедетто Кроче.

С тех пор появилось еще три перевода. Однако и поныне произведения Базилена общем фоне итальянской литературы Ренессанса и барокко, остаются сравнительно малоизвестными и малоизученными. Дело не только в том, что неаполитанский диалект требует особого изучения, что для жителя Тосканы, Ломбардии или Венето не намного легче, нежели для иностранца. Здесь, на мой взгляд, проявляется вековой, остро ощущаемый и сегодня, дух регионального соперничества.

В объединенной Италии с х годов и поныне политически и идеологически первенствует Север, выставляя себя перед страной и внешним миром в качестве локомотива национальной культуры. Базилепатриот местной культуры и языка, как и другие писатели и поэты неаполитанского барокко, оказывается в стороне от официальной линии культурной и государственной преемственности. Эти обстоятельства сказываются и на российской итальянистикев которой культуры севера и юга Италии изучены отнюдь не равномерно.

Акции сегодня

Сказки Базиле у нас прежде не переводились и не были предметом специального исследования. Скажем несколько слов о том, в какой среде создавалась книга и какому читателю она была адресована. Неаполь начала XVII века — самый многолюдный город Европы, крупнейший торговый порт и военно-морская база Средиземноморья.

Наместник провинции носил громкий титул вице-короля, но это не означало чего-то исключительного: Метрополия непрестанно заботилась об усилении своего военного и административного господства в Неаполе; здесь стоял мощный гарнизон, с сказкч кораблем прибывали сюда новые испанские чиновники и военные, многие из которых оседали на постоянное жительство, обзаводились семьями.

В то же время вице-короли старались не ущемлять и права местных влиятельных фамилий. Неаполитанские кардиналы — выходцы из той же местной знати — составляли сильную партию при папском престоле. Картины художников XVII века с городскими видами, изображая огромное здание городского трибунала, фиксируют просунутый в окно толстый брус, заменяющий дыбу [3]и стоящую перед зданием виселицу.

  ИРИНУ КРУГ РИНШОН ТЫ ТОЛКЛ ТЫ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Оба инструмента правосудия использовались по назначению почти беспрерывно. Один из наиболее ревностных вице-королей XVI века, знаменитый в истории Неаполя Педро де Толедо, отчитывался в восемнадцати тысячах смертных приговоров, подписанных им за 20 лет пребывания в должности. Увы, с досадой заключал наместник, несмотря на столь строгие меры, разбой в провинции, грабежи и воровство в городе не удалось ни остановить, ни уменьшить.

Огромное количество выпавшего из социальной системы люда: Целый класс людей даже семейкруглый год живущих на улице, не имея в собственности ничего, кроме самого убогого тряпья. Широчайшая и неприкрытая проституция, в том числе детская. На фоне массового нищенства и антисанитарии — ослепительное богатство монастырей и церквей, украшенных яркими сочетаниями цветных мраморов и майолик майолика — несомненное влияние арабского Востокане перевгд о драгоценностях.

Необозримое число частных часовенок, лепящихся к любой стене, вплоть до портового кабака или борделя. Неаполь испанской поры отличала особенная пышность и эмоциональность церковных праздников. В дни Страстей Христовых по улицам проходили толпы кающихся, таща на себе тяжелые кресты, бичуя себя в кровь за грехи, совершенные в течение года.

В Святой четверг на одной из центральных площадей вице-король бчзиле ноги двенадцати городским беднякам, подражая примеру Христа, умывшего ноги апостолам.

Набожность неаполитанцев искала вещественного и зримого выражения, иногда сливаясь до неразличимости с языческим магизмом. Наряду с патроном города святым Яннуарием они могли призывать на помощь От почти всей остальной тогдашней Европы город отличала относительная толерантность. Здесь петевод греческие и армянские церкви, еврейские синагоги, могли соблюдать свои обряды магометане. За более чем два века своего господства испанцам не удалось в полную силу ввести в городе инквизицию: Здесь нашли мирную пристань десятки тысяч изгнанных из Испании мавров и евреев.

Именно Неаполь долгое время был убежищем таких известных вольнодумцев эпохи, как Томмазо Кампанелла и Джордано Бруно. Кампанелла, правда, попал перквод в тюрьму, но, во всяком случае, не кончил костром, как Бруно в Риме [5]. Неаполитанец обладает талантом радоваться жизни, находить в ней красоту и блеск повсюду и в любых обстоятельствах.

Ему свойственна страстная, ревнивая любовь к родному городу, к его кварталам-муравейникам, шумным рынкам, к великолепной, отражающей яркое солнце чаше залива. Город расположен вдоль моря в форме полукруга, постепенно поднимаясь на высокие холмы; смотреть на него как со стороны залива, так и с холмов — бесконечное удовольствие, что подтверждает и известная пословица: Правда, четыре века назад над живописными берегами по утрам стояло зловоние: Но в сказках Базиле мы увидим, как даже такое бедствие можно облечь в поэзию и юмор.

Романтизация жизни во всех ее контрастах и коллизиях, в сочетании прекрасного и безобразного, определяет вкус народного искусства Неаполя — его поэзии, музыки, театра, мелкой скульптурной пластики. Мирская часть любого праздника — хороший стол. Юг Италии чрезвычайно плодороден, местная кухня славилась с римской эпохи, и босоногое простонародье знало в еде толк подчас не сказоу богатых господ. Пища как искусство, как предмет эстетического наслаждения, как целая философия жизни: В праздничные дни на улицах публику развлекали комедианты и жонглеры, бродячие певцы, певшие в оригинальной местной манере, которая сплавляла воедино итальянские, испанские, арабские и греческие мотивы Народный театр продолжал традиции античной полнный.

Юмор его был жизнелюбив, остр, поучителен, но порою жесток и по традиции, идущей еще от Аристофана и Плавтаизрядно приправлен скабрезностью.