На глазах у толпы народа, который уже в открытую высмеивал его, осыпая колкостями, Маттео продолжал бессмысленную борьбу, хотя чувствовал, что изнурен. И очень сильно мне захотелось хоть немного пожить в этом доме возле Старого леса и было жаль покидать эту долину. Спакка находилась на северо-западной оконечности леса в трех километрах от пансиона, это была широкая треугольная поляна. Зато вспоминали о дамбе, которую снес Маттео, о том, как он переломил пополам дерево, словно щепку, о разрушенном мосте, о коровах, загнанных в овраг. В первый раз он рассвирепел, когда автомобиль встал на крутом повороте дороги неподалеку от просеки: К Морро у них претензий не было, он распоряжался своими владениями как нельзя благоразумнее и, хотя выжал все соки из рощи, прилегающей к просеке теперь необходимо беречь эту рощу и не прикасаться к ней в ближайшие годы , оставил в безупречном состоянии леса, которыми отныне владеет Бенвенуто, и, главное, никогда не посягал на Старый Лес, гордость долины.

Добавил: Dulkis
Размер: 56.65 Mb
Скачали: 36214
Формат: ZIP архив

Дино Буццати — — классик европейской литературы ХХ века, прозаик, журналист, художник. Роман написан в форме легенды, в чем-то иносказателен и сближается с притчей. Реальность и фантастика в нем тесно сплетены и почти неотделимы друг от друга — не случайно Буццати часто сравнивают с Эдгаром По и Кафкой.

Его стапого скуп, лаконичен, сдержан, но при этом необычайно ярок, внутренне напряжен и вызывает у читателя сильный эмоциональный отклик.

Мы знаем, что полковник Себастьяно Проколо приехал в Нижний Дол весной года. Антонио Морро, его родной дядя, умирая, завещал Проколо бцуцати огромного лесного угодья, расположенного в десяти километрах от поселка. Отец Бенвенуто давно погиб, мальчик был круглым сиротой и жил в пансионе неподалеку от Нижнего Дола.

Прежде опекуном Бенвенуто считался Антонио Морро. После его смерти заботиться о мальчике пришлось полковнику. В те времена, да и в общем-то всю свою жизнь Себастьяно Проколо был высок и худощав, носил пышные усы, отличался необыкновенной силой и выносливостью; рассказывают, он мог расколоть орех, зажав его между большим и указательным пальцами левой руки Проколо был левшой. Когда он подал в отставку, солдаты вздохнули с облегчением: В день, когда Проколо, уходя, в последний раз переступил порог казармы, полк провожал его во дворе — уже много лет солдаты не выстраивались так быстро и безупречно; горнист, лучший в полку, превзошел самого себя, трижды протрубив в свой горн, да так чисто, задорно и бойко, что слух об этом разлетелся по всему гарнизону.

Полковник лишь слегка скривил губы — и это даже загадуа улыбку [1]— сделав вид, будто он счел за глубокое почтение то, что на самом деле было тайной радостью по поводу его отставки. Морро, хозяин великодушный, был самым богатым человеком в долине и почти не пытался извлечь доход из своих владений.

Дино Буццати — Загадка Старого Леса

Он, правда, вырубал деревья, но лишь на небольшом участке леса. В Старом Лесу росли вековые ели; во всей округе, а возможно, даже в целом мире не найти старше. Столетиями топор не касался ни одного ствола. Полковнику достался в наследство как раз Старый Лес, где был дом, в котором жил Морро; кроме того, он получил узкую полосу примыкавших к лесу земель.

Как и все жители долины, Морро относился к Старому Лесу с благоговением. Незадолго до своей смерти он пытался — увы, напрасно — сделать те места национальным заповедником. Спустя месяц после его кончины власти, в благодарность за вклад, который Морро внес в сохранение природы, поставили ему памятник: Все находили в ней сходство с покойным Морро и восхищались. Но когда на церемонии буцццати оратор произнес: Встречать полковника Проколо, прибывшего поездом, отправился на своем старом автомобиле Джованни Аюти, человек средних лет.

  ВИДЕО С НОВЫМ ГОДОМ ЗАЙЧИК ШНУФЕЛЬ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Потом старина Аюти не раз упрекал себя в том, что был дерзок и несдержан. Точно такой же нос. Если, буцацти, не принимать во внимание….

Да мы не претендуем на остроумие. Они поехали прямиком к дому Морро. Первые пару километров дорога шла по низине, через поля, которые потом сменились широкими лугами. Примерно за четыре километра от дома начался лес — сначала редкий, с высокими тощими деревцами. Не доезжая староро до жилища Морро, автомобиль поднялся на плоскогорье и помчался вдоль просеки. Отсюда отлично просматривался — он хорошо виден и теперь — Старый Лес, который раскинулся меж двух гор, похожих на конусы с усеченной верхушкой, динно затем взбирался на хребет, что тянулся над долиной.

В первый раз он рассвирепел, когда автомобиль встал на крутом повороте дороги неподалеку от просеки: Аюти, правда, сумел скрыть эту истинную причину остановки от Проколо, который плохо разбирался в двигателях.

Сказал, что здесь, на подъеме, так происходит всегда, ведь машина совсем износилась и утратила былую прыть [2]. Полковник смирился с тем, что дальше придется идти пешком, однако был явно раздосадован. И что удивительно, лошадь умерла на следующий день после.

Во второй раз полковник разозлился, когда они оказались у высокой сухой лиственницы. Они шагали по дороге, и откуда-то сверху раздался хриплый стрекот. Задрав голову, Проколо разглядел крупную черную птицу, примостившуюся на ветке.

Аюти объяснил, что это старая сорока, которая служит тут сторожем.

Акции сегодня

Покойный Морро очень ценил ее: Крик, и юуццати, можно было услышать издалека. Сметливая птица беспокоила хозяина лишь в том случае, если шли к дому; на тех, кто спускался в долину, она даже внимания не обращала.

Лучшего сторожа и не пожелаешь. Проколо тут же заявил, что это ему не по нраву.

Разве можно доверять птице? Морро, любезному дяде, следовало поставить часовым человека, который передавал бы верные сведения. Кроме того, наверняка птица иногда спит — как же она во сне наблюдает за дорогой? Сорока, сказал Аюти, спит с открытыми глазами. В третий раз Проколо рассердился уже возле дома. Дом был старый и построен довольно причудливо — впрочем, его можно лес красивым. К счастью, подул легкий ветерок — из тех, какие почти всегда снуют в больших лесах, и полковник заметил, что гусь вертится бесшумно.

Это немного успокоило. На следующее утро, около половины одиннадцатого, мтарого дом вошли пятеро мужчин, о прибытии которых заблаговременно сообщила сорока. Они были членами змгадка комиссии и хотели проверить, как идут дела.

Глава комиссии объяснил полковнику, что по закону такие осмотры должны совершаться регулярно, дабы удостовериться, что хозяин не уничтожает слишком много деревьев и трав. К Морро у них претензий не было, он распоряжался своими владениями как нельзя благоразумнее и, хотя выжал все соки из рощи, прилегающей к просеке теперь необходимо беречь эту рощу и не прикасаться к ней в ближайшие годыоставил в безупречном состоянии леса, которыми отныне владеет Бенвенуто, и, главное, никогда не посягал на Старый Лес, гордость долины.

Но комиссия должна выполнять свои обязанности, ничего тут не поделаешь. Полковник встретил их прохладно, но в общем-то был не прочь взглянуть на Старый Лес, о котором ему столько рассказывали. И Проколо вместе с членами комиссии отправился в путь.

Пройдя через участок вырубленного леса глава комиссии только руками развел, удивляясь, что Морро мало-помалу уничтожил тут почти всю растительность и роща сильно поредела — случись ураган, от нее совсем ничего не загаокаони леас перед деревянной изгородью, за которой начиналась густая чаща и росли в основном ели, могучие исполины.

  ЭЛЕКТРОННЫЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК СИНОНИМОВ РУССКОГО ЯЗЫКА СИСТЕМЫ ASUS ВЕРСИЯ 4.6 ФЕВРАЛЬ 2009 СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

лнса

О книге «Загадка старого леса»

Здесь — ни следа вырубок. Лишь неподалеку от изгороди лежало толстое дерево — скорее всего, оно рухнуло от старости или его повалил ветер. Никто не позаботился о том, чтобы вывезти его отсюда, и ветви обросли мягким зеленым мхом. Полковник спросил, дозволено ли ему рубить деревья, по крайней мере, в Старом Лесу.

Тут вмешался его товарищ, Бернарди, он был высок и крепко сложен, с мягкими чертами лица; определить его возраст никто не смог. Речь идет о вековых елях, старше которых нет, насколько известно. И я уверен, что вы не намерены…. А еще я не терплю, когда суют нос в мои дела, простите за грубость….

Давно, много веков назад, на этой земле не росло ни травинки. Хозяином тогда был разбойник, атаман Джакомо, прозванный Джако, человек железной воли, он даже командовал собственным войском. Однажды он возвратился к себе в хижину, потеряв в бою всех своих людей, раненый и до смерти усталый. Сказано — сделано, Джакомо посадил лес, но, поскольку деревья растут медленно, ему пришлось ждать до восьмидесяти лет.

Тогда он снова собрал войско и отправился на дело, как в былые времена. С тех пор много воды утекло, но кто поручится, полковник, что Джакомо не вернется сюда в один прекрасный день? И конечно, у него не окажется ни гроша за душой и ни единого соратника. За ним по пятам будут гнаться сотни мужчин и, может быть, даже женщин — все с ружьями и дубинами.

А у него в руках только кривая сабля, он голоден и без сил. Неужели он не имеет права вернуться в свой лес, чтобы тут, среди деревьев-великанов, найти убежище?

Загадка Старого Леса (слушать аудиокнигу бесплатно) — автор Дино Буццати

Ведь лес по-прежнему принадлежит ему, не так ли? Глава комиссии, желая оправдать Бернарди, сказал, что тот действительно странноват, часто тревожится по пустякам, зато никто лучше него не знает лес, а если нужно вылечить какое-нибудь растение, тут уж он мастер, равных ему в этом деле не найти.

Полковник, видимо, разозлился не на шутку. В одиночку он пошел обратно к дому. Вдруг из чащи донесся чей-то голос: Полковник, подите-ка сюда, вы только взгляните! Так и передайте ему, если сочтете нужным.

И быстро направился к дому, а над лесом еще долго носилось эхо: Это случилось то ли на следующий день после прихода лесной комиссии, то ли два дня спустя. Полковник спросил у Ветторе, кого это принесло в такой поздний час.

Ветторе ответил, что не знает. Полковник шагал взад-вперед по лужайке еще три четверти часа, однако никто так и не пришел. Наконец он решил укладываться спать и наказал Ветторе не смыкать глаз до утра. В половине десятого он погасил свет, залез в постель и лег на живот, чтобы поскорее заснуть.

Именно в тот момент сорока подала голос в третий. Но опять никто не пришел. Птица-сторож кричала в половине одиннадцатого, в десять минут двенадцатого, потом ровно в полночь, без двадцати минут два, без пяти три и, наконец, в три часа сорок три минуты.

Каждый раз полковник начинал ворочаться в лева, ожидая чего-то и отгоняя сон прочь.